Карафуто - черно-белый след в истории Сахалина
Навигация
· Главная
· История по-японски
· О проекте
· Статьи и материалы
· Фотографии
Форум
Статьи

  • История Сахалина

  • Коренные народы Сахалина

  • Археология, раскопки

  • "Путь богов" по островам

  • "К тайнам туманных Курил". Документальная повесть

  • Округ Эсутору

  • Баннеры

    Яндекс цитирования


    Статьи и материалы

    Коренные народы Сахалина

    Опасное сходство: айнско-индоевропейские параллели


    Страница: 1/2

    Опасное сходство: айнско-индоевропейские параллели


    Валерий КОСАРЕВ

    Опыт продолжающегося исследования


    Я чувствую всем сердцем, и это подтверждено опытом многих других, что для жизни души ее родная речь - все равно, что солнце для жизни материальной: она озаряет ее, дает тепло... и располагает к раскрытию своих тайников, чтобы показать заложенные в глубине сокровища.

    Бронислав Пилсудский.

    На айнском языке сквозь череду веков прошла, сохраняясь и обогащаясь, память одного из самых древних и загадочных племен Земли. Айнский язык дал миру исключительно своеобразное духовное богатство, в первую очередь богатейший фольклор и удивительную мифологию. Мифологические и сказочные сюжеты, понятые максимально адекватно, - а это возможно лишь на языке оригинала - являют нам совершенно неожиданное видение мира, его ощущение и восприятие айнами...

    Айнский язык признан изолированным. На протяжении многих десятилетий делались попытки сопоставить его с языками соседних и даже очень далеких народов - палеоазиатских, сибирских, аустронезийских, американо-индейских, кавказских и даже басков Испании. Было много предположений, в том числе довольно экстравагантных. Под воздействием теории Л. Я. Штернберга ("Айнская проблема") интенсивно велся поиск параллелей и аналогий с малайско-полинезийскими языками. На мой взгляд, это был совершенно напрасный труд.

    Язык айнов моносиллабический, с элементами агглютинации. В нем весьма развита система суффиксов и префиксов; кроме того, можно усмотреть и определенные признаки инкорпорации. В фонетическом отношении обращают внимание обилие гласных, закономерности че- редования их с согласными, особая звучность, музыкальность тона и, соответственно, "плавающая" акцентуация. Это резко отличает айн- ский язык от типично северных - палеоазиатских, тунгусо- маньчжурских, и приближает к японскому. Однако в звучании и сочетании звуков между ними есть столь серьезные различия, что японцы с трудом осваивают айнскую фонетику. Резко отличаются и морфология, синтаксис, весь грамматический строй. Помимо всего прочего, айнский язык, на мой взгляд, сохранил ряд весьма архаических черт; в частности, они позволяют представить, как создавались слова (и стоящие за ними понятия) путем слияния "элементарных частиц" первобытного общения (протоязыка).

    Б. Пилсудский подробно разработал фонетику, дал точную характеристику всех звуков айнской речи, показал их отличия от русского и других европейских языков, разобрался в вопросах ударения, слоговых закономерностях и особенно - в структуре слов и словообразовании, выявил и показал части речи...

    В отечественной науке к языку и грамматике айнов обращались Д. Н. Анучин, М. М. Добротворский, Л. Я. Штернберг и ряд исследователей советского времени. Однако, не считая труда М. М. Добротворского, изданного в 1875 г. в Казани, до сих пор в русскоязычной науке не было попытки проанализировать и более- менее системно рассмотреть айнскую филологию. А словарь Добротворского, составленный автором через привлечение материалов из японских словарей и кратких "лексиконов" русских исследователей Сахалина и Курил, вобрал в себя попурри из разных диалектов, включая курильский и хоккайдские. Автор сделал так из благих побуждений, но лучше бы он ограничился тем, что собрал на Сахалине лично, потому что в результате такого вольного объединения получилось нечто, местами внушающее серьезные сомнения. Кроме того, смерть М. М. Добротворского помешала ему завершить и подготовить к изданию свой словарь с приложениями, и эта работа была опубликована посмертно, в черновом варианте.

    Язык курильских айнов почти не изучался, и с исчезновением этой группы айнского народа ее диалект оказался полностью утрачен. Что касается айнов Хоккайдо, то существует огромный цикл трудов и публикаций, связанный с айнской филологией, на японском и английском языках. Но все они сосредоточены главным образом на изучении хоккайдских диалектов, которых насчитывают три или даже четыре, не считая оставшегося неизвестным диалекта (или диалектов) айнов о. Хонсю, к XVIII веку ассимилированных японцами или вытесненных севернее и растворившихся в айнском населении Хоккайдо.

    Таким образом, если говорить о сахалинском диалекте, то опубликованный в "Известиях Института наследия Бронислава Пилсудского" словарь, включающий словник и разработки по фонетике, транскрипции, морфологии и синтаксису, - это первый опыт айнско-русского словаря с основами айнской грамматики, рассмотренной с позиций и в терминах русских лингвистики (См. Ainu- nuca itaku comen Bronislav Pilsudski kari. Karaxtun itakhu. Айнско-русский словарь по Брониславу Пилсудскому. Автор-составитель канд. ист. наук В. Д. Косарев. - Известия Института наследия Бронислава Пилсудского, № 7. Южно-Сахалинск, 2004. С. 208-436. Интернет- версия: http://www.icrap.org/ru/izv7-soder.html).

    При публикации этого словаря на основе "Материалов" я приложил к нему свои разработки в ряде аспектов грамматики, в том числе по частям речи и синтаксису. Единственное, что я сделать не рискнул, - это поместить сюда же скопившийся у меня сбор образцов "опасного сходства"; речь идет о серии соответствий (или подобий) слов и морфем (корней, служебных частиц), показывающих, как я полагаю, отчетливые связи айнского языка с языками индоевропейской семьи.

    Об этом я писал в совместной с Ч. М. Таксами книге (Таксами Ч. М., Косарев. В. Д. Кто вы, айны? Очерк истории и культуры. М., "Мысль", 1990) - первой и пока, кажется, единственной в отечественной науке XX века монографии по истории и этнографии этого народа. Кратко процитирую:

    "Когда день за днем вчитываешься в айнские тексты, незнакомый язык вдруг начинает казаться в чем-то неуловимом очень и очень знакомым. Сквозь общий гул пробиваются где-то не раз слышанные слова... Просмотрев тексты, собранные Б. Пилсудским, сделав экскурс в словарь М. М. Добротворского, более внимательно прочитав комментарии к языку айнского фольклора, мы обнаружили около 50 корневых параллелей, причем добрая половина этого списка кажется сомнительной, другая же довольно убедительной. Есть и очевидные соответствия".

    Далее в книге помещена таблица "Корневые параллели айнского языка". Я изложу все, что у меня на этот счет накопилось к данному моменту, с предварительной оговоркой. Во-первых, не будучи лингвистом (но имея некоторые познания в сравнительной лингвистике и на протяжении многих лет интересуясь проблемами индоевропейского праязыка), я веду этот поиск без претензий на какие-либо открытия и решительные утверждения. Во-вторых, я, по сути, специально им не занимаюсь; просто время от времени в самых разных источниках обнаруживаю очередной экземпляр "опасного сходства", который и заношу в свою "коллекцию". И в-третьих, по этим причинам работа сия для меня воистину "непыльная", в отличие от других исследовательских направлений, где я, будучи оторван от научной среды, большинства источников и работая в одиночку, что называется, "потею".

    Вот пример, как порой пополняется мое собрание "опасных сходств". По-айнски корень ma/mat/max означает 'женщина/жена'. Я считал некорректным сопоставлять его с общеиндоевропейским mat, означающим 'мать': все-таки 'жена' и 'мать' - понятия разные, так что не исключено случайное созвучие. Совпадения бывают куда поразительнее; скажем, по-нихски кан - 'собака', и тот же корень в латинском обозначении собаки (canis). На языке рапануйцев (о. Пасхи, Южная Полинезия) 'солнце' - raa; звучит почти так же, как название древнеегипетского бога солнца. Однако таких одиночных соответствий маловато для того, чтобы предполагать лингвистическое родство или тесные языковые связи древних римлян и нивхов, полинезийцев и древних египтян. А в моем случае было просто и ясно: однажды я зашел в гости к человеку, жена которого выписывала из Вильнюса женский журнал на литовском языке. По названию журнала я узнал, что в литовском языке (а это язык индоевропейский) слово materis означает именно 'женщина'.

    В упомянутую книгу я поместил 34 элемента из айнского словарного запаса, доступного мне, которые в той или иной степени схожи с язы- ками индоевропейской семьи. С тех пор это собрание удвоилось. Как я писал тогда, "большинство параллелей выявлено путем по- верхностного просмотра текстов - они сами бросаются в глаза". Я даже приукрасил: целенаправленный просмотр я пару раз начинал, но скоро бросил эту затею за недостатком времени, зато вполне случайных находок и во время работы над составлением словаря, и в дальнейшем было и бывает до сих пор немало. Поэтому я предполагаю, что систематические исследования в этом направлении могут быть эффективными, если, конечно, ими займется специалист сравнительной лингвистики.

    Результаты, которые у меня получились, удивляют и требуют объяснения. Каким оно может быть? Не стану вдаваться в воспоминания о давней и маловероятной гипотезе насчет принадлежности айнов к европеоидам, к "белой расе", якобы некогда населявшей ныне исчезнувший материк в Океании, а их языка - к "кавказоидным", "арийским" и т. д. Но уместно заметить, что есть немало оснований предполагать праистоки айнского народа на континентальном Востоке, да и в мифологии айнов содержится смутное свидетельство о приходе их предков с неизвестной земли на западе. И если искать самые древние следы предков айнов на материке Азия, то это может быть весьма обширный ареал - от Енисея и Алтая до Гималаев, от Тибета до Средней Азии, может быть, от Урала до Кавказа.

    Отмечу, однако, глубокую давность обитания айноидного населения на Японском архипелаге. Связь культуры дзёмон с предками айнов ныне в науке общепризнанна. Эта культура, хотя ее иногда называют японским неолитом, по недавним представлениям, зарождалась от 7 до 8 тыс. л. н. Но теперь установлено, что ее начальный этап формировался ранее 12 тыс. л. н. Эпоха Дзёмон длилась более 10 тыс. л., преемственно развиваясь главным образом на собственной основе. И есть ряд неоспоримых свидетельств об органической связи этой первобытной культуры с историческими и этнографическими айнами. Таким образом, предки айнского народа появились на Японских островах еще в палеолите, в эпоху, примерно соответствующую западноевропейскому мадлену. Это должно было случиться не позже, но, видимо, и не многим ранее 12 тыс. л. н., поскольку прямой последовательности (континуитета) между дзёмоном и предшествующими палеолитическими культурами не прослеживается (См. обзор проблемы: Васильевский, 1981; Васильевский, Лавров, Чан Су Бу, 1982; Деревянко, 1984. Среди более свежих данных: Yamada, 2003)*.

    Я не думаю, что 12 тыс. л. н. уже существовали индоевропейские языки. С учетом столь почтенного исторического срока можно лишь предполагать, что протоайнский или праайнский язык некогда выделился из предшествующего языкового массива. А в обозначенное время это была ностратическая общность (ностратический праязык, ностратическое языковое единство)**. Если предки айнов отделились от какой-то палеолитической межплеменной общности, мигрировали и затем оказались в длительной изоляции на островной периферии Азии, то это хорошо объясняет реликтовый характер айнского языка, законсервировавшего весьма архаические лингвистические черты.



    Следующая страница (2/2) Следующая страница
    Остальные материалы раздела Коренные народы Сахалина
  • "Знак" и "текст": мысли вокруг неисследованного протописьма айнов
  • Феномен айну
  • ЛЮДИ АЙНУМОСИРИ - Из книги "Кто вы, айны?"
  • Морские и пресноводные беспозвоночные животные в культуре Сахалинских нивхов
  • Моллюски в культуре Сахалинских айнов в XIII-XVII ВВ.
  • Кузнечное дело айнов и нивхов Сахалина

    [ Назад | Начало ]
  • Pages ©
         
     
    Site creator Alexey Bambizo (c) 2007-2008
    Все статьи принадлежат их авторам, копирование материалов возможно только с ссылкой на сайт