Карафуто - черно-белый след в истории Сахалина
Навигация
· Главная
· История по-японски
· О проекте
· Статьи и материалы
· Фотографии
Форум
Статьи

  • История Сахалина

  • Коренные народы Сахалина

  • Археология, раскопки

  • "Путь богов" по островам

  • "К тайнам туманных Курил". Документальная повесть

  • Округ Эсутору

  • Баннеры

    Яндекс цитирования


    Статьи и материалы

    "К тайнам туманных Курил". Документальная повесть

    Книга посвящена экспедиции на яхте «Арктур» из Петропавловска-Камчатского через северные Курилы на остров Матуа - остров на котором находилась одна из самых укрепленных баз японской армии в период Второй Мировой Войны. В книге подробно описаны боевые действия, исторические факты и события, воспоминания ветеранов тех дней. Автор Александр СМЫШЛЯЕВ. Очень интересно – советую прочитать.


    Глава 8. ВОЕННЫЕ ТАЙНЫ МАТУА


    Страница: 1/8


    1.

    Лежа в спальнике, я думал о тайнах Матуа и вообще Курильских островов. Что мы знаем о военных временах, когда острова были заняты японцами? Почти ничего. После нашей победы японцев вывезли отсюда практически сразу, и с тех пор, обследуя катакомбы, наши специалисты тыкались наугад, не зная, что же здесь можно и нужно искать и что можно найти? Японцы не выдают своих тайн до сих пор, постепенно унося их в могилы. Они даже отказываются переводить иероглифические надписи, найденные на камнях Курильских островов. Многие из них виновато отводят глаза, отвечая, что не знают старых иероглифов. Тайн здесь очень много, и одна из них – возможная работа японцев на Курилах над химическим и бактериологическим оружием. Недоступность, отдаленность островов позволяли им это делать. Другая тайна – та же Янтарная комната, которую ищут до сих пор и не могут найти. Подводные лодки Вермахта приходили на Курилы, косвенно это могут подтверждать даже пустые немецкие бочки тех лет, которые мы находим на Матуа, хотя, непонятно, стоило ли возить в такую даль бочки. И, тем не менее, совершенно понятно, что немцы могли доверить японцам много своих тайн, а японцы в свою очередь передоверили эти тайны подземным катакомбам Курил, в том числе Матуа. И лежат эти тайны до сих пор в местных подземельях, в том числе, возможно, и Янтарная комната.

    Но, опять же, ситуация с охраной морских границ России при правлении Ельцина была такова, что иностранцам можно было легко проникать и годами нелегально жить на островах, и никто обнаружить их не смог бы. А при обнаружении достать их было невозможно – у наших кораблей отсутствовало топливо, на котором в те годы кучка прохиндеев делала свои баснословные состояния, а корабли не могли выходить в море. Пограничники только зубами скрипели от бессилия. В те постыдные, проклятые годы с туманных Курил всё можно было вывезти, всё. А, может быть, и вывезли. В мутной воде рыбку ловить всегда сподручно…

    После нашей экспедиции я читал книгу японского подводника Мотицуры Хасимото «Потопленные» и, надо сказать, находил хотя бы косвенные ответы на отдельные свои вопросы, появившиеся у меня на Матуа. С некоторыми из них я хочу поделиться с моими наиболее терпеливыми и любознательными читателями. Тем более что мемуары Хасимото – немногое из того, что известно сегодня в России, но издано очень ограниченным тиражом. Именно поэтому я позволю себе достаточно пространные цитаты из Хасимото:

    «Так как громадные территории, разделявшие Японию и Германию, считались вражескими, то единственным средством связи между этими двумя странами являлись подводные лодки, использующие морской путь через Индийский океан вокруг мыса Доброй Надежды в Атлантический океан и дальше в порты оккупированной немцами Франции… Трудности, испытываемые лодками в холодную погоду, были почти невыносимыми. Поэтому неудивительно, что из пяти подводных лодок, ходивших в Германию, только одна возвратилась обратно без происшествий. Несколько немецких лодок приходило в Сингапур и непосредственно в Японию. Адмирал Номура возвратился в Японию на немецкой подводной лодке, ряд офицеров связи японской армии добрались до Германии на подводных лодках, но не многим из них удалось благополучно возвратиться на родину; во всяком случае, собираясь в обратный путь, все они перед выездом из Берлина оставляли завещания» .

    Как пишет далее Хасимото, одной из первых японских лодок, сходивших в Германию, была «I-30» (командир капитан 3 ранга С. Эндо). Лодка доставила груз в порт Лориан, командир был награжден немецкой медалью. Взяв новый груз, «I-30» отправилась назад и прибыла в Сингапур в октябре 1942 года. При выходе из Сингапура она наскочила на английскую мину и затонула. Большая часть ее команды была спасена, но много ценного груза пропало.

    Единственной японской лодкой, относительно благополучно завершившей поход в Германию и обратно, была «I-8» (командир капитан 2 ранга Утино). В трудных, практически невозможных условиях перехода было принято решение о перегрузках в Индийском океане: туда везли груз немецкие лодки, их встречали японские, после чего совершался ночной перегруз. Затем лодки расходились.

    Читая Хасимото, убеждаешься в главном: Япония не была сильна подводным флотом. Во-первых, лодок у нее было всего 63 в начале войны и построено еще 120 за годы войны, т.е. мало, во-вторых, по своему техническому оснащению они здорово уступали лодкам США и других стран, в-третьих, это были «слепые» лодки, у них отсутствовали радиолокаторы, которые начали появляться только к концу войны. Конечно, некоторые победы подводного флота были и у Японии, например, тот же Хасимото на своей лодке «I-58» потопил 31 июля 1945 г. американский тяжелый крейсер «Индианаполис», но это мало что меняло. Кстати, «Индианаполис» был потоплен уже после того, как доставил на Маршалловы острова начинку для атомной бомбы, разрушившей Хиросиму. Если бы это случилось еще до того, то Мотицура Хасимото мог стать настоящей легендой японского народа, предотвратившего первый боевой атомный взрыв на Земле.

    Вскоре я заснул и спал, как убитый. А утром ощутил, что ноги и все тело побаливают. И не мудрено, ведь давно так много не ходил. А сегодня, по планам Евгения, пойдем еще дальше – будем осматривать японский аэродром и ставить памятную доску экипажу погибшей возле берегов Матуа американской подводной лодки «Херринг». А это означает, что нам придется пересечь всю низину Таган с востока на запад.

    Утро встретило туманом, полным безветрием и влажным теплом. Сегодня 17 июня, лето, кажется, в разгаре. Евгений встал раньше всех и сварил гречневую похлёбку на сгущенном молоке. Получилась жиденькая, сладенькая гречневая кашка, к которой пришлось добавлять по коробке верной лапши «Доширак» с доброй порцией тушенки. Теперь можно было отправляться в поход.

    Но прежде Сергей Бакуров достал изготовленную заранее, в Петропавловске, памятную доску экипажу лодки «Херринг» и стал прикручивать ее к деревянному шесту. Тем временем Сергей Перковский получив одобрение Верещаги, отправился на лодке за Иваном Остроуховым, чтобы капитан яхты тоже смог пойти с нами. Я не стал дожидаться, когда все, наконец, соберутся вместе, и мы сможем выйти в поход, поэтому ушел один, договорившись с Евгением, что буду ждать их на пограничной заставе. Хотелось без спешки поснимать заставу и окрестности.

    Поднимался на террасу тяжело, ощущая боль в спине, особенно, почему-то, в пояснице. Может быть, продуло вчера на мысе Клюв? К тому же болели обветренные губы.

    На террасе стало видно, что вулкан Сарычева закрыт облаками, но чуть выше вершины синеет чистая полоска неба. Наверняка день будет теплым и ясным.

    Я шел по узкой, заросшей дороге, ведущей к заставе, раздвигая плечами молодые кустики ольхи. Очень хотелось встретить что-нибудь необычное. И ведь встретил! Летом, в пору многотравья, я бы ничего не смог заметить, а тут среди ольховых зарослей увидел остов японской танкетки. Вот на чем они ездили по местным дорогам! Наверняка и нашим военным она досталась целехонькой и еще долго могла ими использоваться. А когда совсем состарилась и вышла из строя, ее бросила здесь, в кустах, недалеко от заставы.

    Впрочем, ближе была даже не застава, а несколько жилых домов, в которых могли размещаться офицерские семьи, а также проживали сотрудники местной метеостанции. И только за этими домами начинался забор территории пограничной заставы с воротами, возле которых стояли трофейные японские зенитка и пулемет.

    Я заглянул в одну из квартир самого крайнего дома. Пол на веранде перевернут, толстые плахи подняты, но не взяты. На кухне стоит как будто бы целая печка, а под потолком, на приступочке – пустое птичье гнездо. В комнате направо – открытый, пустой металлический сейф, в следующей комнате – открытый погреб и еще одна печь, топка которой также выходит на кухню, а духовка – в предыдущую комнату. На стенах – остатки пестрых обоев.

    Во дворе вижу колодец. Заглядываю вниз: вода есть. Кручу ручку и поднимаю мятую кастрюлю, кое-как привязанную к веревке. Вновь опускаю кастрюлю вниз, черпаю воду, поднимаю. Вода мутная, с сором и непонятным запахом. Осторожно делаю глоток и выплевываю. Да, наслышан я, что местная вода очень плохая, но не думал, что настолько плохая.

    После этого иду на заставу, вынимаю из сумки видеокамеру, ставлю на штатив и начинаю обстоятельную съемку. Это занимает около получаса. Как раз подходят ребята, и мы отправляемся в наш сегодняшний поход. Иван Остроухов заметно хромает – болит нога, поэтому идем не спеша, чтобы он не отстал. Евгений несет на плече подготовленную для установки памятную доску американским подводникам.



    Следующая страница (2/8) Следующая страница
    Остальные материалы раздела "К тайнам туманных Курил". Документальная повесть
  • ФОТОГРАФИИ
  • Глава 12. ЯПОНИЯ, КУРИЛЫ И КАМЧАТКА
  • Глава 11. ДО ВСТРЕЧИ, МАТУА
  • Глава 10. К БУХТЕ АЙНУ
  • Глава 9. ПОПЫТКА ДОКОПАТЬСЯ ...
  • Глава 7. ПЕРВЫЙ ПОХОД ПО ОСТРОВУ
  • Глава 6. ВЫСАДКА НА ОСТРОВ МАТУА
  • Глава 5. ВДОЛЬ КУРИЛЬСКОЙ ГРЯДЫ
  • Глава 4. СТОЯНКА В СЕВЕРО-КУРИЛЬСКЕ
  • Глава 3. МИМО ОСТРОВА ШУМШУ

    [ Назад | Начало ]
  • Pages ©
         
     
    Site creator Alexey Bambizo (c) 2007-2008
    Все статьи принадлежат их авторам, копирование материалов возможно только с ссылкой на сайт